Размышления о «Прологе» Н.Г. Чернышевского

С эпохального романа «Пролог», написанного величайшим русским гением XIX века Николаем Чернышевским в сибирской ссылке, и начинается настоящая русская литература в самом благородном смысле этого слова. Начинается русский литературный 1793 год

Развитие материалистической диалектики в работах Бадью периода «красного десятилетия»

Конец 1960-х−1970-е годы были периодом расцвета французского маоизма. Идеи китайского вождя благополучно прижились на французской почве, активно обсуждались, трансформировались, нюансировались и конкретизировались сторонниками и оспаривались противниками. Маоистские организации не являлись массовой политической силой, но благодаря предприимчивости и инициативности своих активистов и сторонников играли заметную роль, к ним прислушивались, их учитывали, с ними считались

Авангард в XXI веке

Для довольно большой части сторонников левых взглядов в широком смысле, первое десятилетие этого столетия прошло целиком под знаком Уго Чавеса (покойного президента Венесуэлы) и чавизма. Чавес был одним из мировых лидеров, пришедших к власти на левой политической платформе в некоторых странах Южной Америки. Он выделялся своими особенными идеологическими, политическими взглядами. Многие левые интеллектуалы приветствовали и пропагандировали их как «социализм XXI века». Правительство Чавеса пользовалось поддержкой широкого спектра социальных слоев. Этот спектр часто называли «радужной коалицией». «Социализм XXI века» пропагандировался как выдающаяся форма политической инклюзивности и его противопоставляли ленинской концепции авангарда

Да здравствует марксизм-ленинизм-маоизм! Совместная декларация к 130-летию со дня рождения великого учителя марксизма товарища Мао Цзэдуна

Воздадим должное великому учителю марксизма товарищу Мао Цзэдуну по случаю его 130-летия со дня рождения. Давайте воздадим революционные почести героическим дочерям и сыновьям угнетённых народов всего мира, которые отдали свои жизни в революционной борьбе за новое общество, свободное от эксплуатации и угнетения, и за социализм-коммунизм, героически сражаясь с реакцией

«Пускай живет критика!» (О Василии Симоненко)

Шестидесятник. У каждого это слово вызывает разные ассоциации и морально-нравственные оценки. Кто-то при его упоминании представляет себе маленький и едва проглядывающий на фоне сплошной тьмы силуэт вольности – то ли гаснущий, то ли разгорающийся сильнее. Кто-то сразу же думает о горящем едким огнем жупеле антикоммунизма, прикрытом пошлой псевдогуманистической маской. У кого-то в голове всплывет образ наивного молодого романтика, обманутого «левыми» фразами новых вождей, верящего в «новую искренность», если говорить на современный манер